Убыточный дефицит.

В России не хватает элеваторных мощностей. Урожаи зерновых растут, государственные интервенции способствуют накоплению запасов зерна, но повышение спроса на услуги зернохранилищ почему-то не способствует увеличению предложения. Не выросли, по словам участников рынка, и цены на хранение. В результате строительство новых элеваторных мощностей аграрии считают невыгодным.

Мнение за строительство

Дмитрий Балков, коммерческий директор компании Petkus Technologie GmbH, сомневается в корректности приведенных расчетов руководителей агрохолдингов. Ошибки в цифрах, по его мнению, не позволят оценить рентабельность бизнеса. И хотя приведенная стоимость услуг гораздо выше действующих сегодня, утверждает он, но и стоимость самого строительства в $300/т также сильно завышена. Реальной специалист считает цену в $130-150/т.
Как и любое другое предприятие, элеватор сам по себе не может приносить прибыль или убытки, настаивает специалист. Все зависит от эффективности управления и «заточенности» его под вполне определенный вид деятельности.

Например, если владельцы предполагают использовать элеватор для долгосрочного хранения зерна, то себестоимость хранения можно существенно снизить за счет «упрощения» структуры элеватора, снижения мощности транспортного оборудования, относительного уменьшения количества емкостей и т.д.

Если же хозяева зернохранилища рассчитывают на активное сотрудничество, например, с мелькомбинатом или комбикормовым заводом, то упор, вероятнее всего, будет сделан на относительно небольшие, но имеющие выгрузную воронку емкости, что в разы уменьшит расход времени на освобождение и очистку силоса.

А самые крупные элеваторы, рассчитанные на работу с давальческим зерном, получаемым на короткий срок от растениеводов прямо с поля, скорее всего, будут иметь мощные системы очистки и сушки материала.

Строительство нового элеватора

В случае принятия решения о строительстве нового элеватора необходимо учитывать, что в будущем неизбежно произойдет перестройка зернового хозяйства России: зерно преимущественно станет храниться в хозяйствах, считает ведущий эксперт ИКАРа Олег Суханов.

Кроме того, надо обратить внимание на неминуемую маршрутизацию (ориентирование на определенные пути доставки зерна) тех элеваторов, которые выживут в предстоящей жесткой конкурентной борьбе.

С точки зрения специалистов ИКАРа, оптимальный объем современного зернового элеватора в крупном зернопроизводящем регионе в последние годы снижается с традиционных 80-120 тыс. т до 40-80 тыс. т. Такой объем, считает Суханов, позволяет иметь резервные мощности для хранения собственного зерна и зерна третьих лиц и в то же время обеспечивать высокую годовую загрузку элеватора.

Ссылаясь на опыт других стран, специалист утверждает, что для обеспечения устойчивой работы линейного элеватора он должен делать порядка 4-8 оборотов в год. Крайне рискованно строить гигантские элеваторы в расчете на массовое долгосрочное хранение зерна – они почти гарантированно будут стоять полупустыми, предупреждает Суханов.

Как избежать обмана

При завозе зерна на элеватор в больших объемах стоит обратить внимание на несколько моментов, рекомендует Алексей Князев, генеральный директор АПК «Стойленская Нива».

Один из них – это вес принимаемого зерна. Весовое хозяйство элеватора должно быть проверено и опломбировано. (В случае наличия весов в месте загрузки, например, на токах, задача существенно упрощается.) Но наиболее значимым является контроль за качеством зерна. Завышенные сорная примесь и влажность ведут к уменьшению зачетного веса и увеличению расходов на подработку и сушку.

Стоит опасаться и занижения содержания клейковины – из-за этого зерно переходит в более низкий класс с соответствующей потерей в цене, продолжает Князев. Помочь в решении проблемы искажения количественных и качественных параметров могли бы мобильные лаборатории, берущие зерно на анализ с токов, считает он. Стоимость необходимых приборов, по оценке специалиста, невелика, к тому же для их использования достаточно начальных знаний в данной области.

Также необходимо совместно с элеватором отбирать пробы зерна (в двух экземплярах) и выборочно отдавать первые образцы в независимую лабораторию, а вторые оставлять элеватору (как правило, срок хранения образцов не превышает 15-20 дней) для возможности подтверждения данных лаборатории и проверки соответствия образцов, советует генеральный директор. Особенно это касается партий зерна, имеющих пограничные значения между классами, добавляет он.

Князев подчеркивает, что если элеватор имеет возможность раздельного хранения зерна по различным качественным параметрам (в частности, по клейковине), то необходимо использовать это преимущество, так как при прочих равных показателях пшеница, например, 4 класса с клейковиной 22 (максимальное значение для класса) имеет большую ценность, чем с клейковиной 18 (минимальное значение).

В случае покупки зерна на элеваторе все необходимые данные прописываются в анализной карте, но нелишним будет составить дополнительное соглашение, учитывающее все параметры хранения и ответственность за их несоблюдение, рекомендует Князев. И, конечно, необходимо проверять наиболее важные параметры договора хранения: возможность отгрузки с элеватора в минимальные сроки, а также продажу зерна на самом элеваторе (по переписи), заключает он.

По данным специалистов, за последние 20 лет в России не построено ни одного крупного элеватора. Руководители агрохолдингов и сельскохозяйственных компаний объясняют это тем, что из-за сложившейся на рынке ситуации новые мощности не окупаются за тот срок, на который в России можно получить кредит. Обычно это 5-7 лет под 14-16% годовых. Окупаемость же вложенных средств, как правило, составляет 10-15 лет. Только по прошествии этого времени можно рассчитывать на прибыль, которая будет небольшой даже по меркам сельхозпроизводителей – не более 20% в год. Помощь тех регионов, которые выделяют субсидии под строительство зернохранилищ, по словам аграриев, положение не улучшает.